Основательница клиники Neuro Implant Clinic рассказала о методах, которые помогают бороться с нейродегенеративными заболеваниями:

Нейродегенеративные заболевания, такие как болезнь Паркинсона и Альцгеймера становятся все большей проблемой для всемирного здравоохранения. По данным ВОЗ, в мире насчитывается более 50 млн больных деменцией, их количество из года в год увеличивается на 10 млн. Это одна из главных причин инвалидности среди пожилых людей. 70% пациентов в мире страдают от болезни Альцгеймера. И традиционная медицина здесь разводит руками — с помощью медикаментозной терапии таких больных не вылечить.

Методы альтернативной медицины позволяют если не излечить полностью, то хотя бы сократить проявление симптомов заболеваний до минимума и даже повернуть вспять ход развития болезни. В испанском Центре нейрорегенеративной медицины Neuro Implant Clinic прошло лечение около 6000 пациентов. С ними работали специалисты с помощью методов интегративной медицины, которые основаны на акупунктуре. В этом интервью мы поговорим с основательницей клиники Викторией Степаненко о том, как работает их метод.

– Как официальная медицина сегодня лечит нейродегенеративные заболевания?

– Для начала стоит вспомнить, что представляют собой нейродегенеративные заболевания. Неврология — одна из самых комплексных медицинских сфер. Когда у пациента появляются первые симптомы неврологического заболевания, зачастую у него уже есть целый букет симптомов или предшествующих заболеваний. 

Так, при болезни Паркинсона нарушается производство дофамина в черной веществе мозга (substantia nigra) . А ведь мозг отвечает за все наше тело, это отправная точка. Пациент впадает в ригидность и не может пошевелиться или у него начинается тремор одной/ двух рук. С первыми симптомами, как правило, никто не идет к врачу. Зачастую к нему обращаются спустя два-три года, когда ситуация уже тяжелая. И это не грипп — такое заболевание не проходит от приема какого-то лекарства. В основном от болезни страдают пациенты старше 50 лет, у которых уже есть проблемы с сердцем, давлением и пр. Поэтому лечить их надо с учетом всей картины, а у консервативной медицины совсем другой подход.

Существует догма, что большинство неврологических заболеваний не лечится. Болезнь Паркинсона — в том числе. Пациенту назначают синтетический дофамин: он поступает в мозг и уменьшает проявление симптомов ― человеку становится легче. При этом наблюдается эффект привыкания, организм перестает вырабатывать собственный дофамин.

Также пациенту советуют физиотерапию, спорт, больше пребывать на свежем воздухе — по сути, это все. Но для человека сама мысль о неизлечимом заболевании — удар. Большинство пациентов впадает в депрессию и не хочет ничего делать. К болезни Паркинсона, возрастным заболеваниям добавляется еще и депрессия.

– Что вы можете противопоставить этому?

– Мы называем нашу методику интегративной. Фармакология охватывает только физический уровень. Интегративная медицина — физический, энергетический, эмоциональный и другие уровни. Это возврат к натуральной медицине и объединение практик для более комплексного подхода и поиска наилучшего решения для пациентов. Наш метод исходит из принципов акупунктуры на базе школы Древнего Китая и современной Международной французской школы Поля Ножье (EIPN), который дал научное обоснование аурикулотерапии, локальной акупунктуре.

В теле человека все взаимосвязано, даже если мы этого не видим. В частности, ухо связано с головным мозгом через нервные окончания. Активизируя определенные точки на ушах, можно одновременно стимулировать головной мозг, что важно при неврологических заболеваниях. Это известный факт. С помощью стимуляции активных точек можно восстановить выработку дофамина.

В 2001 году Ульрих Верт, доктор медицинских наук и автор методики нейроимплантирования, опытным путем определил: чем дольше иглы остаются в точках уха, тем сильнее стимуляция. Так он пришел к изобретению нового нейроимпланта. Это мини-иглы из титана, которые навсегда остаются под кожей и приводят к улучшению качества жизни пациентов, снижению проявления симптоматики заболеваний.

– Альтернативную медицину часто обвиняют в недостатке доказательств. Вы проводили какие-либо исследования?

– Да, хотя это достаточно сложно. По результатам нашего исследования в издании об акупунктуре «International Acupuncture» вышла научная публикация под названием «Double Blind Study on Efficiency Treatment».

Участников исследования разделили на две группы. Представители первой лечились только с помощью фармакологических препаратов, а во второй — использовали еще и метод нейроимплантации. Обе группы наблюдались у независимого невролога из Мадрида в течение года. По итогам наблюдений вторая группа уже спустя год показала лучший уровень жизни и сократила прием медикаментов. Это дает основания полагать, что наша терапия приравнивается к натуральному лечению. Я напоминаю, что мы говорим о заболеваниях, приостановить развитие которых для официальной медицины — уже большой успех. Но стабилизировать и улучшить качество жизни пациентов — это реально.

– Какие существуют заблуждения в отношении вашей методики?

– Я бы обратила внимание на типичные ошибки пациентов.

Первая из них: многие пациенты потребительски подходят к медицине и перекладывают ответственность за свое здоровье на врача, медикаменты. Считают, что если они заплатили, то результат им кто-то обеспечит. Интегративная терапия исходит из постулата, что человеку дают все инструменты для исцеления, но результат зависит от самого пациента.

Кроме имплантов мы даем рекомендации по питанию и образу жизни. 99% заболеваний — психосоматические. Пока вы не начнете работать с их причиной, с конфликтом, из-за которого начался сбой на физическом уровне, достичь позитивного результата будет тяжело. Наша терапия также уделяет внимание энергетическому состоянию человека и его питанию. Как говорил Гиппократ: мы ― то, что мы едим.

В нашей клинике мы исходим из известных медицинских фактов о том, что происходит с организмом после употребления тех или иных продуктов. Например, против мяса мы ничего не имеем. Но сегодня в мясе содержится большое количество гормонов и химических веществ, что пользы от такого белка будет получено меньше, чем затрачено усилий на его переваривание. Поэтому лучше есть меньше, но более качественные продукты.

Не менее опасные враги организма — белая мука и сахар. Употребление в пищу этих продуктов приводит к процессам брожения и воспаления. Когда организм здоров и может с такими процессами справиться, это дает головному мозгу определенное расслабление, которое все равно связано с дофамином и эндорфином. Но от этого страдает кишечник. Диета с большим количеством углеводов ухудшает здоровье людей с болезнью Паркинсона.

Кроме того, очень большое значение имеет движение, особенно бег.

У пациентов, которые соблюдают наши предписания, результаты ошеломительные. У тех, кто этого не делает, прогресс небольшой.

Вторая ошибка: человек считает, что раз ему стало легче, значит все уже хорошо, ему снова 20 лет и море по колено. Он начинает передвигать мебель, вести чрезмерно активную жизнедеятельность. Но… происходит регресс, возвращается боль.

Третья ошибка: эмоциональное состояние. В неврологии главный враг излечения — стресс. Если пациенты не снижают уровень стресса и не работают со своим восприятием действительности, то это уменьшает эффективность лечения. Нужно доверять терапии и опыту врачей. Через наш центр прошло более 6000 пациентов со всего мира. И терпение тоже необходимо.  

– Что думает ВОЗ о вашей методике?

– Наша клиника включена в регистр медицинских учреждений Испании. В частности, города Валенсия. Все наши специалисты — дипломированные врачи. Они зарегистрированы в системе под определенным номером. В то же время они специалисты по аурикулотерапии.

Акупунктура, на которой базируются наши методы, признана ВОЗ. Есть широкий список заболеваний, в лечении которых она помогает.

Одна из причин, почему древние знания вроде акупунктуры и аюрведы плохо работают в настоящее время ― заболевания прогрессируют очень быстро, нет времени на 10–20 сессий. К тому же, аюрведа — это скорее превентивная медицина. В отличие от данных видов лечения, наш метод предполагает только один сеанс, а иглы в теле пациента будут работать постоянно.

– Как вы начали заниматься нейрорегенеративной медициной? Почему выбрали это направление?

– В 2007 году я опробовала импланты на себе. До этого полгода не могла справиться с одной гормональной проблемой, но с помощью мини-игл полностью ее решила. Сейчас у меня стоят более 80 нейроимплантов, которые помогают справиться с другими хроническими заболеваниями. Я увидела большой потенциал у этой терапии, а также возможность рассказать о ней миру. В 2007 году мы с доктором Вертом открыли клинику в Испании. Это был большой челлендж. Сейчас єто уже стиль моей жизни.

– С какими вызовами вы сталкиваетесь в своей работе?

– Первый — это развеивание мифов и стереотипов. До момента, когда пациент соглашается на вживление нейроимплантов, проходят часы разъяснений.

Второй — ненужный конфликт между фармацевтической индустрией и альтернативными методами лечения. В этой борьбе проигрывают пациенты.

Третий — нежелание пациентов выздоравливать. На самом деле из 100% только 5–6% заболевших хотят вылечиться. Человек видит, что пока он болен, он получает больше внимания и сочувствия со стороны близких. И поэтому он не хочет, чтобы что-то менялось. Но такое удовольствие имеет негативные последствия. Я хотела бы, чтобы больше людей стремились выйти из тупика депрессии и справиться с заболеванием.

Четвертый — это сбор документов для открытия клиник. Каждое государство имеет свои законодательные особенности, а в медицине, в принципе, всегда были очень высокие требования к документации. Но мы с этим справляемся. Например, в той же Латинской Америке альтернативная медицина чаще сотрудничает с консервативной.

Сейчас мы работаем над открытием фонда, который позволил бы собирать средства на обеспечение терапией пациентов, которые не могут себе это позволить. Мы подготовили необходимые документы и второй год ждем разрешения от ответственных служб.

– Что представляет собой процедура имплантации мини-игл? Что при этом чувствует пациент?

– Пациенты могут приехать к нам в клинику либо оставить заявку на сайте, через мессенджер или почту, мы с ними обязательно связываемся: отправляем информацию, общаемся, просим заполнить анкету о себе, выслать медкарту, помогаем спланировать поездку, заказать отели, такси и т.д. У нас есть сопровождающий персонал, который помогает с организационными вопросами.

В нашей клинике мы проводим обследование и диагностику, чтобы определить план имплантирования. Введение нейроимплантов осуществляется амбулаторно, но все можно сделать за 2–3 часа. После процедуры пациент отправляется отдыхать и приходит для контроля на следующий день. Через шесть месяцев мы запрашиваем контрольную обратную связь, а через год приглашаем пациента на заключительный осмотр.

Титановые нейроимпланты в форме микроигл устанавливаются под анестезией. Они совсем миниатюрные, но пациент может ощущать небольшой дискомфорт. Это проходит в течение 4–6 дней.

– Планируете открыть клинику в Украине?

– Мы планируем сотрудничать с украинскими клиниками. Наши врачи будут приезжать и проводить процедуру тут, в местных клиниках, как только свободное передвижение (особенно выезд за границу) вновь станет возможным.

– Когда пациенты замечают результат от проведенной процедуры?

– Ответная реакция на имплантирование у всех разная. Я, например, почувствовала эффект на следующий день, а кому-то нужно время. Если говорить о болезни Паркинсона, то через 3–6 месяцев, происходит регенерация нервных клеток. В нашей практике десяткам пациентов после нейроимплантирования не подтвердили диагноз при повторном осмотре. Но мы не можем гарантировать это на 100%, у каждого своя история.

– Могут ли возникнуть какие-то проблемы после процедуры?

– Типичная ошибка в случае с болезнью Паркинсона — люди не снижают дозу медикаментов после того, как у них восстанавливается выработка дофамина. Они просто привыкают к новому состоянию и не замечают его. Поэтому и важна личная встреча через год-полтора.

– Кому подходит такая методика, а кому нет?

– Наш метод подходит всем, кто хочет вылечиться, ищет решение и стремится улучшить качество своей жизни. Если пациент смирился с ролью жертвы и на сознательном или подсознательном уровне не хочет разорвать этот круг, когда есть внутреннее неприятие или отторжение, такого человека сложно будет вытащить. Если же у пациента есть желание вылечиться, но ему не хватает хорошей методики и инструментов, то наша терапия дает сильный толчок к регенерации.

 

Опубликовано mind.ua